TVD-Taste the Kiss

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TVD-Taste the Kiss » ►МИСТИК ФОЛЛС » ♦Эпизод M.F/1 # 1 " В тихом омуте"


♦Эпизод M.F/1 # 1 " В тихом омуте"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://2.firepic.org/2/images/2014-08/04/vw4fzuxkizn2.png
В ТИХОМ ОМУТЕ
http://firepic.org/images/2014-08/10/n0n19p8ia1cr.gif
♦ Участники :
Elena Gilbert, Stefan Salvatore, Seleliya Antelik, Tobias Konon.
♦ Место :
Особняк Сальваторе
♦ Краткое описание :
Этой ночью Елена не могла уснуть, прошло уже три недели как умерли Дэймон и Бонни, их отношения со Стефаном вновь приобретали новые краски, они снова сблизились. Но всё же, спали в разных комнатах и что-то говорить об отношениях было совсем рано.
Закрыв глаза она слышала крики о помощи, они были совсем тихие, словно у неё в голове. Она пыталась каждый раз выбросить, но они так и не покидали девушку. Решив, что надо выпить Елена спустилась в гостиную, но оказалось, она не одна решила так сделать. Стефан  сидел у камина и пить виски с горло.
Он тоже не мог уснуть, и признался, что уже не первый день, но когда  выяснилось, что тоже из-за голоса  помощи, оба решили, что это не спроста.
Они отправились в подвал и стали кричать, тут же поступил ответ, теперь слышно было намного лучше. Елена вспомнила про подземные ходы и были такие места, куда вампир не мог пройти. Возможно кто-то заплутал туда и не может выбраться? Решив, что если будут там и кричать, то человек сможет выйти к ним на голос.
Оказавшись в тоннелях они звали потерянный голос, но им так никто не отвечал. Они бродили около часа и Стефан заметил,  что теперь они прошли намного дальше, чем раньше, защита от вампиров была снята!? Пройдя еще 500 метров оба почувствовали запах крови, видимо тот поранился о скалы и вскоре они нашли девушку. По её внешнему виду нельзя было сказать, что она тут недавно. Она была вся растрепанная, одежда рваная и грязная, она лежала на камнях полумертвая. Предположив, что она потеряла создание от голода Стефан взял её на руки  и они отнесли домой.
Уже дома они её напоили и когда та пришла в себя, то попыталась убежать, крикнуть, прикоснулась к лампочке, та взорвалась, начался хаос. Под внушением Стефан хотел успокоить девушку, но та упала на колени и загорелась. Они не могли понять, что происходит, кто она вообще такая, что делать.
В этот самый  момент в дом вошел какой-то парень и подошел к девушке, со словами, что нужно оформить на живого человека, а то он как проходной двор. Он что-то  произнес и девушка тут же перестала гореть, но повисла у того на шее со слезами. Парень взял её на руки и уже было хотел унести из дому, но Елена не могла вот так отпустить, ей были нужны ответы, почему она горела, как тот узнал про живых, кто они такие, но тот тут же пропал. Стефан обратил внимание на то, что скорость с которой тот исчез была намного больше, чем у Клауса.
Теперь было очень много вопросов, на которые предстояло найти ответы.
♦ Дополнительно :
Силэлия проснулась самая первая и неделю не могла выбраться из своей гробницы, остальные колдуны находятся в других местах, но так же под подземных пещерах Мистик Фоллса. Они проснуться уже потом.
Сначала  в игре Елена и Стефан и Силэлия присоединится, когда те, уже отнесут её в дом.
После того как она загорится будет пост от Елены, от Стефана и присоединяется Тоби, когда он уходит,этот эпизод закрывается.
http://2.firepic.org/2/images/2014-08/04/vw4fzuxkizn2.png

+1

2

Перевернувшись на спину, я открыла глаза. Смысла держать их закрытыми просто не было: сон не шел, перебиваемый непрекращающимися образами любимых людей, которых мы потеряли. В темной комнате, конечно, никого не было. Я обманывала себя, надеясь проснуться и увидеть Бонни или Деймона, стоящими рядом или только на секунду мелькнувшими в отражении зеркала. Но ничего. Лишь едва различимая мольба о помощи. Что это было? Разгоряченное воображение или последние отзвуки уходящих в темноту душ, существование которых на руинах Иной стороны более не возможно?
Сев на кровати, я притянула ноги к груди, обхватывая их руками. Это повторялось ночь за ночью уже несколько дней, лишая сна. Лишая меня единственной возможности забыться. Мы со Стефаном пытались жить дальше, поддерживали друг друга. Когда один готов был сломаться, другой становился сильнее, помогая подняться. Я не знаю, что делала бы без его поддержки. Кэролайн и Джереми как никто понимали мою боль от потери Бонни, но никто не мог не разделить со мной отчаяние, накрывшее после смерти Деймона. Кроме Стефана. Мы оба скучали по нему, оба нуждались в нем и не знали, как выглядит мир, в котором его нет. Смахивая слезы, я вспоминаю времена, когда боялась его. Тогда его отъезд был самым простым решением, но постепенно его присутствие стало настолько естественным, что я влюбилась. Влюбилась в человека, скрывавшегося лучшие свои качества за маской жестокости и равнодушия, за которую мне удалось заглянуть. И то, что я увидела, заставило меня отречься от собственных взглядов, от собственного выбора, стало толчком к изменениям, сделавшим меня такой, какая я теперь. Тот мир не был идеален, но я была счастлива в нем.
Все рухнуло в одночасье. Я как будто оказалась в холодной воде под тем мостом, под толщей воды, давящей на все тело и приближающей ко дну. И Стефан раз за разом вытаскивал меня оттуда, заставляя все внутри сжиматься от разъедающего чувства вины. И не потому, что нуждалась в нем, возможно, принося только боль. А потому, что начинала вспоминать. Прошлое, видения странников о какой-то чудесной и никогда не доступной нам жизни, звонок плачущей Кэролайн. Он был мертв, но тогда я верила, что мы сможем его вернуть и не позволяла себе на самом деле задумываться о том, что значила для меня его смерть. Потеряв других, я не могла потерять и его. Мы сблизились и, еще точно не зная, что это означает, я чувствовала себя лучше. Но голоса, приходящие каждую ночь, как только мне стоило закрыть глаза, вызывали страх, приобретая знакомые черты и интонации.
Отбросив одеяло в сторону, я спустила ноги на пол, нащупала на соседнем стуле джинсовую юбку, напоминая себе не выходить из комнаты по привычке в одной пижаме. Все это казалось наваждением, справиться с которым можно было приняв либо успокоительное, либо алкоголь. Я сомневалась в наличии первого, как и вообще возможности успокоить вампира с нашими гипертрофированными чувствами. Зато местонахождение бара я прекрасно знала, подавляя еще одну болезненную ассоциацию. Тихо выйдя из комнаты, я как можно тише направилась к лестнице, боясь разбудить Стефана. Но стоило мне спуститься вниз, как стало различимо потрескивание дров в камине. Гостиная была освещена теплым светом огня, очерчивающим темный силуэт хозяина дома. Приблизившись, я в нерешительности замерла напротив входной двери, не зная, помогу или помешаю своим появлением.
- Стефан? - негромко позвала я, прежде чем начать медленно приближаться. В его руках я заметила бутылку с темной жидкостью внутри. Несмотря на растерянность, я не чувствовала ни осуждения, ни сильного волнения. Скорее понимание. Осталось лишь взять стакан. - Я думала, только мне не спится. Давно ты тут?

Отредактировано Elena Gilbert (2014-08-10 22:27:14)

+2

3

[Дышу или выдыхаю тебя?]


Что я чувствовал сейчас? После того, как потерял того, кто был со мной рядом неизменно все эти годы? Стыдно признаваться, но были периоды, когда я сам желал избавиться от Деймона. Делал всё для этого. Каким же я был глупцом. Я поступал так, как поступает каждый неразумный человек, думая о том, что все его близкие будут вечно рядом с ним. Но ведь за столько лет своей "бесконечной" жизни, я мог бы поднабраться ума и понять, что мой брат не вечен. Тем более, с такими передрягами, в которые мы вечно влезали. И в последнее время виной всему этому была Елена. Поначалу, я думал, что это ей не повезло. Двойник, да ещё и Петровой, за которой охотится Клаус. После, ещё и её обращение. Но время расставляет всё по своим местам. И далее, по сюжету, она бьёт камнями по всем нам. Каждому, кто находится ближе к Елене, чем на 100 метров, достаётся своя порция боли и нестерпимой тоски. И не стоит винить во всём этом бедную девочку. Уж я то знаю, что никакой человек не несёт ответственности за то, что происходит с его близкими. Он всего лишь выбирает, что с этим делать. Куда двигаться дальше. И двигаться ли вообще. Признаюсь честно, я бы с радостью выбрал второй вариант и не двигался бы вообще. Самым оптимальным вариантом было бы, просто сидеть и смотреть в стену, не делая абсолютно ничего. Выдохнув, я беру кочергу и шевелю ею поленья. Но была, есть и всегда будет Елена. Я нужен ей. И с этой девушкой я не мог быть эгоистом. Она пробуждала во мне самые лучшие качества, что есть в любом мужчине и за это, в такие моменты, я был ей безмерно благодарен. Что стало бы со мной, если бы не она? Я сошёл бы с ума. Ведь у меня никого нет. Была Лекси, мои пра-пра-племянники, но Деймон лишил меня этого. И со временем я смирился.
- Ты не подумал о том, что мне нужен кто-то. Я не могу быть один. Без тебя, - допиваю свой бокал и смотрю на него с сожалением.
Всё имеет свойство заканчиваться. Всё самое хорошее или плохое. Усмехаюсь и встаю в полный рост, поджимая губы и медленно следуя к бару за очередной порцией алкоголя. По сути, мой брат забрал у меня самое дорогое, что мог - Елену. И я не виню его. Ведь, будь я на его месте, я поступил бы так же. А, к чёрту. До того момента, как я потерял Деймона, во мне всё же было это чувство. Чувство ущемлённой справедливости. Она должна была быть со мной. Так предначертано двойникам. Вздыхаю вновь, взяв в руки полупустую бутылку виски.
- И все наши чувства были иллюзией, в отличие от её чувств к Деймону, - пожав плечами, я оборачиваюсь лицом к камину. Не то, чтобы я люблю говорить сам с собой. Но это хотя бы приглушает те голоса, что я слышу. А я твёрдо уверен в том, что это просто глюки. Мой жизненный опыт и целое лето, проведённое в железном гробу, дают мне некое преимущество. Если ты слышишь голоса в своей голове после очередной эмоциональной встряски, то, скорее всего ты на пусти к тому, чтобы свихнуться. И единственное, что тебе остаётся, так это пить и заглушать эти голоса своим собственным.
Но судьба явно решила преподнести мне подарок в эту ночь. И я проведу её не один, как две предыдущие. Оборачиваюсь на голос Елену и еле заметно улыбаюсь.
- Пару часов, - так же тихо отвечаю я, вторя Елене, - Выпьешь со мной?
Мой вопрос звучит подобно мольбе. Хоть я старался спрятать это в своем голосе. Но этого и не нужно. На сколько я мог заметить, наши состояния с Еленой схожи. Мы столько раз теряли близких и родных людей... но привыкнуть к этому невозможно.
- И почему тебе не спится? Вы же завтра договаривались с Кэролайн о встрече. Если она увидит твои круги под глазами и... в общем, я думаю, что она заберёт тебя из особняка, и будет пристально наблюдать за тобой и контролировать тебя. А я, один тут зачахну.

+2

4

- Пару часов, - эхом повторяю я, отсчитывая время, прошедшее с начала моей очередной попытки уснуть. Примерно столько же. - Почти всю ночь.
Звучит не так уж ужасно в нашем случае. Первое время мне не хотелось ни есть, ни спать, даже жажда крови стала чем-то посредственным и почти не тревожащим. Мне хотелось остаться в том склепе навсегда, оставив боль внутри, не выпуская её в настоящий мир. Чтобы мне было куда вернуться. Туда, куда устремляются мысли при воспоминании о Бонни или Деймоне. Но это не было сном или видением, которые мне хватило бы сил остановить. Подобно заклинанию странников это заглянуло в каждый уголок Мистик-Фоллса, наполняя тот воспоминаниями, ставшими такими важными.
По сравнению с моим этот дом нес в себе тень лишь одного человека, но им был пропитан каждый метр. Небольшой столик с бутылками за диваном, всегда позвякивающими при изъятии стеклянной пробки. Диван, стоящий перпендикулярно камину. Входная дверь, порой открывавшаяся как по волшебству и впускавшая меня внутрь столько раз. Не очень крутая лестница, ведущая на второй этаж... Я могла продолжать бесконечно. Но в этот раз, в отличие от прошлого, мне хватало сил держаться подальше от огня. Хватало сил сохранять воспоминания, а не избавляться от них. Почему? Быть может, я стала сильнее. А может, не готова отпустить. Или не хочу лишиться дома, которым это место стало для меня за эти годы. И не важно, с кем или кем я была. Здесь всегда были люди, ждавшие меня.
Я и не заметила, как мой взгляд осматривает дом, вторя моим мыслям. Смущенно оглянувшись, я подхожу к тому самому столику, аккуратно беру стакан - я помню, как разбивала такой, смотря одно из видений - огибаю диван и подхожу к Стефану, глядя на зажатую в его руках бутылку. Вытянуть вперед руку, как будто прося о помощи или предлагая мир, но на самом деле лишь подставляя стакан. Терпеть не могу виски, но сейчас это не имеет смысла. Это давно уже не имеет смысла.
- Спасибо, - вздохнув и, наконец, поднимая на него глаза, говорю я, чтобы хоть что-то сказать. Я вижу его боль. Я чувствую её и не знаю, как помочь, потому что сама разбита. Потому что могу еще больше ранить, а он будет терпеть, чего я не могу допустить.
Он начинает разговор так естественно, но я по-прежнему чувствую себя неловко. При упоминании подруги я не могу скрыть улыбку. Она тоже подавлена, но умудряется быть лучиком света, подбадривающим и таким необходимым.
- Ты плохого мнения о Кэролайн, - опускаясь в угол дивана и придерживая стакан двумя руками, говорю я далеко не с самым серьезным видом. - Если думаешь, что она бросит тебя здесь одного. Да и круги под глазами не только у меня, так что Кэролайн скорее переедет сюда, проводя двойную терапию.
Закончив, я понимаю, что говорю улыбаясь и смотрю в глаза Стефана, не испытывая никакого дискомфорта. Я смущенно отвожу глаза, убирая несколько прядей волос за ухо, прежде чем сделать небольшой глоток из стакана. Крепкий напиток непривычно жжет горло, заставляя меня поморщиться. Голосов не слышно и на несколько секунд я забываю об их существовании, переставая верить в их реальность. Так может, мне стоит рассказать все, найдя еще один повод посмеяться? И почему мне совсем не смешно. Еще один глоток, быстрый и явно вызванный моей нервозностью.
- Ты в последнее время не слышал ничего странного?

Отредактировано Elena Gilbert (2014-08-12 22:38:34)

+2

5

Я покорно наливаю Елене виски, не улыбаясь ей, хоть бы и хотел. У меня просто нет сил. Мы словно два израненных зверя в одной клетке. Могли бы помочь друг другу, переступив через свой эгоизм. Могли бы. Но мы специально кутаемся в покрывала собственных эмоций, чувств и самое важное - боли. Пусть мы и стараемся вместе перешагнуть через всё то, что мы пережили. Но этого не выйдет. Нам придётся раз за разом переживать это, пока оба не свыкнемся с той мыслью, что ни Бонни, ни Деймона больше нет. За своими мыслями я не особо стараюсь вслушиваться в то, что говорит Елена. Но фраза про двойную терапию находит отзыв в моей душе и я ярко представляю данную процедуру. Выдаю смешок и опускаю глаза в пол. Да, такая наша Кэролайн. Поднимаю глаза на Елену, как только она заканчивает говорить и, наконец, наливаю себе ещё виски, смотря при этом Елене в глаза. Я вижу, что она хочет что-то сказать, но сдерживается. Интересно, это что-то о Деймоне? Даю ей время на то, чтобы немного подумать и обращаю свой взор к огню, отпивая из своего бокала.
- Странного? - вторю я словам девушки, повторяя свои движения и отпивая ещё несколько глотков алкогольного напитка, - Смотря, что считать странным.
Пожимаю плечами и облизываю губы, обдумывая свои следующие слова. Возможно, Елена заметила, что я веду себя как-то странно? Вроде бы, нет. Я стараюсь вести себя так, словно, ничего не происходит. Но и все странности, что вырисовались в несколько предыдущих дней можно списать на то, что я потерял брата. Брата и подругу.
- Я слышу голоса, - всё ещё не смея взглянуть на Елену, произношу я, выставив губы вперёд, - Вернее, похоже, это один голос, но я не уверен в том, что я не сошёл с ума, - усмехаюсь и покрутив свой бокал в руках, смотрю в него, но не спешу пить, - Я убеждаю себя, что это совершенно не похоже на то моё состояние в гробу. Там, я тоже слышал голоса. Но были ещё и ведения.
Высказавшись, я всё же выпиваю залпом всё, что осталось у меня в бокале. Но я всё равно не чувствую себя пьяным. Не чувствую, что забылся. А мне это нужно. Очень нужно. Опомнившись, я оборачиваю голову к Елене и спрашиваю:
- А с чего ты вдруг спросила?
Только мы можем вести так спокойно беседу о том, что я возможно, сошёл с ума. Невольно, я вспоминаю момент, когда меня и Елену украли. Тогда стоял выбор, обращаться Елене или нет. И мы разговаривали о том, что будет после, хоть у нас и не было надежды на что-то хорошее. Но я знал, что не дам ей умереть. Уж, лучше, Елена будет вампиром, чем она заставит меня пережить собственную смерть. Я пережил её однажды. И второй раз не смогу с этим смириться. Только не со смертью Елены. Качаю головой, отгоняя свои воспоминания, что стали сейчас так реальны, будто бы я нахожусь в том времени и в той ситуации.

+2

6

Допивая содержимое стакана залпом, я стараюсь перестать вспоминать и анализировать. Наша жизнь не поддается логике, правилам и не имеет никакого отношения к понятию "нормальное". Еще будучи человеком я пыталась изменить это, уговаривая Стефана провести хотя бы один обыкновенный вечер с друзьям, выпивкой и историями, не связанными с вампирами. Я пыталась обмануть себя тогда, я пытаюсь обмануть себя сейчас. Забавно. Я столько раз говорила, что изменилась. Но другой человек во мне почему-то продолжает танцевать на любимых граблях, не задумываясь о бесполезности сего процесса. Я стала сильнее? Я стала решительнее, потому что скоро у меня не останется людей, которых я могу потерять. Потому что став вампиром, я не чувствую, что впереди у меня целая вечность. Наоборот, я начала чувствовать острую нехватку времени, которое у меня начали отбирать. Время с Бонни, время с Деймоном. У нас было столько лет, а теперь нет даже мгновения. Я не чувствую себя сильной. Раньше мне удавалось обеспечить безопасность любимых людей сделками, пусть им это и не нравилось. Теперь я вампир, меня не нужно лечить от любой царапины, ведь регенерация вскоре сама залечит их. Меня нужно спасать от времени, которое почему-то теперь понадобилось всем вокруг: странникам, ведьмам и всем остальным.
Вздрогнув, я вновь оказываюсь в гостиной. Стефан был прав. Что вообще мы можем считать странным после всего, через что прошли? Я более чем уверена, что мои постоянные выпадения их реальности, расшатанные нервы и ночные прогулки ни капли не удивляют младшего Сальваторе. Мы перестали спрашивать друг друга, предпочитая самим находить объяснения. Сейчас я как никогда отчетливо это поняла. Мне не дают уснуть странные голоса, а я решаюсь рассказать об этом в виде шутки, как будто откровенность стала чем-то, что мы не можем себе позволить.
Я реагирую на его внезапную откровенность не сразу, сомневаясь, не придумала ли у себя в голове то, что хотела бы услышать. Но он продолжает рассуждать, тоже не до конца веря в происходящее. Откладывая стакан в сторону, я привстаю с дивана, пододвигаясь к нему. Я и не пытаюсь скрыть удивление на своем лице, перемешанное с беспокойством и недоверием. Я не могу или не хочу поверить, что это происходит с кем-то еще, но понимаю, что Стефан не стал бы мне врать. Внутри поднимается новая волна страха: неужели опять? Я давно перестала радоваться таким общим открытиям, боясь того, что несет за собой связь двойников.
- Ты тоже? - наконец, переборов себя, пораженно переспрашиваю я. Надеяться на розыгрыш или на то, что наше сумасшествие все-таки общее? - Последние несколько дней. Каждую ночь. Как только закрываешь глаза и пытаешься уснуть.
Я замечаю, что киваю сама себе. Что совершенно не думаю о близости к Стефану. Что боюсь, отчего руки едва заметно дрожат. Я задыхаюсь, все еще находясь в нескольких секундах от того, как услышу ответ. И сдаюсь.
- Что это может быть?

+1

7

Как странно слышать, что и Елена подвержена этим галлюцинациям. Именно галлюцинациям, другого объяснения у меня нет. Но девушка  ставит меня в тупик своими вопросами. Тем, что пытается вместе со мной разобраться в том, что происходит. А разве мы можем это сделать? Понять, где для нас реальность, а где вымысел. Я то уж точно не смогу этого сделать. Отвожу взгляд, чтобы не смотреть на Елену, ведь точного ответа не знаю. А быть неуверенным в чём-то рядом с Еленой я не могу. Не могу и не хочу.
- Я не знаю, что это. Но мне показалось ещё в первую ночь, что голос или голоса, - я мотаю головой, прикрыв глаза и поморщившись, - доносились из подвала. И мне кажется, что с того момента голос ослабел. Возможно, скоро мы избавимся от него?
Наивно и глупо так полагать. Но я мечтатель, фантазёр. Тот, кто всегда верит в лучшее, но готовит себя к худшему. Я смотрю на Елену. Бедняжка совсем перепугана.
- У нас ведь были с тобой общие галлюцинации? Тогда. Под влиянием Маркоса. Наверное, это что-то похожее. Но если хочешь, то мы можем спуститься в подвал и всё проверить. Скорее всего, после этого все наши страхи и переживания уйдут.
Я с теплотой смотрю на брюнетку, облизывая нижнюю губу. Как бы мне хотелось обнять её, забыться и поверить в то, что я сам сказал пару мгновений назад. Я не так уж уверен в том, что сказал. Прохожу пару шагов, оставляя свой стакан на одном из столиков. Уберу его потом. Сейчас в этом нет острой нужды. Да и я не уверен, что после этого разговора я смогу уснуть. А если уж мы действительно засобирались в подвал, а там каждая мелочь вновь будет напоминать мне о брате, то о сне я не могу говорить.
- Пойдём? Или ограничимся тем, что рассказали обо всём друг другу? - делаю пару неспешных шагов, достигая дверного проёма, и останавливаюсь на месте.
Наверное, для меня это даже в какой-то степени предлог. Предлог для того, чтобы побыть с ней рядом, вместе. Пусть Елена и является живым, самым острым и ярким напоминанием о Деймоне, но я готов терпеть эту боль. Боль, что словно яд растекается по моим венам, когда Елена рядом. Лучше уж будет чертовски больно рядом с ней, чем вдали от неё тосковать и по брату, и по ней. И ещё по Бонни, Лекси... Я заставляю себя переключиться на Елену и её ответ. Потому что о своих потерях и неудачах я могу размышлять долгое-долгое время. И размышления о смерти Деймона каждый раз будто бы за нитку вытягивают все мои старые обиды, переживания, поражения. Они заставляют меня возвращаться в то время, которое мне бы хотелось перечеркнуть несколько раз. Но это невозможно. Всё это навечно будет жить в моей голове: картинки, образы, лица людей, мои неправильные поступки. Я не смогу убежать от этого. Я не смогу ничего изменить. Перестаю дышать на несколько секунд, так, чтобы мыслительная функция моего мозга отключилась к чертям. Я слишком слаб. Я могу сорваться. Единственное моё спасение это Елена. Раньше я думал иначе. Думал, что спасение от моих переживаний - это кровь и алкоголь. Но я ведь нужен Елене. А пока я нужен ей, то можно поиграть в прятки с самим собой. Не обращая внимания на то, что твоей главной мыслью, за эти несколько дней, стала мысль о том, чтобы уйти раз и навсегда, к Лекси, к Деймону, к Бонни. Ведь они пострадали именно из-за меня. Во всём виноват только я один.

+1

8

Почему-то сейчас я чувствую себя одиноко. Даже сильнее, чем в комнате, где сплю – там у меня есть возможность позволить себе быть слабой, грустной и потерянной. Есть возможность заняться самообманом и представить себе разговор с Бонни или Деймоном. Сказать то, что я не успела или рассказать о своих чувствах и своей боли, потому что так я могу получить ответ, дать который мне страницы дневника не в состоянии.
Стефан находится рядом со мной, мы разговариваем и у нас снова есть что-то кроме прошлого. Так почему же я не могу сказать, что у нас есть настоящее? Быть может потому, что все, что есть между нами – это осколки минувшего, которые мы пытаемся собрать во что-то новое, не желая отходить от старого образа? И вместо новой картины мы раз за разом получаем изрезанное полотно, каждый шрам которого кровоточит, причиняя нам обоим боль. И больше я не могу молчать и, на секунду забыв о голосах, галлюцинациях и странниках, подаюсь вперед. Я говорю, медленно приближаясь к нему и сдерживая порыв обнять:
- Это было лишь одно заклинание, Стефан. Не все, что у нас общего – иллюзия или обман. Наоборот, - пытаясь найти в его глазах понимание, веру во что-то, чему я еще даже не придумала названия, я останавливаюсь, вновь боясь причинить боль, дотронувшись до оголенных нервов. Мой порыв затихает. Я отвожу глаза, глядя в сторону подвалов. Не думаю, что мы найдем там что-то. Не думаю, что вообще существует что-то материальное, что можно было бы обвинить во всем происходящем. Но меньше всего я хочу, чтобы доверие стало для нас достижением. Чтобы рок двух последних двойников стал оправданием всего, что могло быть или было между нами со Стефаном.
- Мы можем остаться тут, - отгоняя горечь, осадком напоминающую о моих неутешительных выводах, начинаю я. Не хочу решать за него. Но могу за себя. – Но тогда это так и останется еще одним проклятием двойников. Я не верю ни в одно из них, Стефан. И собираюсь это доказать.
Громко? Глупо? Пафосно? Я обратилась в восемнадцать и, возможно, подростковый максимализм так и не прошел. Но я могла хотя бы попробовать разрушить навязанную всем сверхъестественным миром связь между мной и Стефаном. Я не хочу быть двумя последними двойниками. Я хочу быть просто собой и видеть рядом просто парня. Вампира, друга, бывшего возлюбленного и брата Деймона. Но не еще одного двойника. А потому решительно направилась в сторону подвалов, спускаясь вниз. Ловушка? Я старалась не думать об этом, пробираясь все дальше и дальше, пытаясь услышать то, что не давало мне уснуть последние несколько ночей – таинственный голос.

Отредактировано Elena Gilbert (2014-09-06 18:54:06)

+2

9

Она говорит, говорит, говорит. А я толком не слушаю её. Не слышу и не хочу слушать. Я ловлю каждый её вздох, чувствую каждое её движение. И сам не знаю, хочу ли этого. Я вообще ничего не знаю, когда Елена оказывается со мной в такой близости. Мне нужен воздух. Мне нужно личное пространство. Нужно сохранять ум холодным. Но я же не могу оттолкнуть её. Да это и не зачем. Елена сама отводит глаза. Сама отстраняется от меня. И, чёрт возьми, я бы всё отдал для того, чтобы вернуть тот самый момент. Чтобы вновь с ней ошибиться. Да и как можно назвать Елену ошибкой? Мотаю головой, отгоняя дурные мысли и облизывая нижнюю губу. Ругаю себя. Ругаю последними словами. За то, что сам всё усложняю, не в силах распутать клубок своих чувств. Я, было, хотел предложить, чтобы в подвал спустился только один я, но Елена, проговорив то, что я совсем не был готов услышать, двигается к подвалам. Пытаюсь что-то сказать, но не выходит. Каким же я был дураком. Как же больно осознавать, что в своём несчастье ты виноват сам. Следую за Еленой, проклиная всё на свете. И что-то ведь нужно сказать. Но вместо всех возможных слов на этом свете, я молчаливо беру в руки лампу и зажигаю в ней огонь. Пусть мы и обладаем вампирским зрением и слухом, но лишний свет никогда не помешает.
- Я пойду вперёд, - зачем-то говорю я и действительно иду вперёд. Несколько ступенек и вот я уже стою на ровной поверхности, протягивая руку помощи Елене. И как только она хватается за неё, становится как-то легче. Пусть так, но я коснулся её. А раньше это было почти нереально. Я не мог сделать это, как физически, так и морально. Крепко держа хрупкую ручку Елены, я незаметно для себя улыбаюсь. Слабо и нервно, но всё же. Как только она оказывается рядом со мной, я протягиваю руку с лампой в темноту, чтобы рассмотреть, куда нам следует идти. И отчего-то, машинально, не отпускаю руку Елены. И спохватываюсь об этом только через несколько мгновений. Не хочу отпускать её руку, но приходится. И я быстрым шагом иду вперёд, лишь бы не останавливаться и не начинать беседу. Я ставлю лампу под ноги и делаю один удар кулаком по стене. Я не ожидаю какого-либо отзыва оттуда. Я просто не могу контролировать свои эмоции, вот и всё.
- Там... эхо... - с удивлением замечаю я и, не желая никак комментировать своё поведение, смотрю на Елену, - Или мне показалось?

+

как-то бредово Оо
если надо. я так-то исправлю)

+2

10

Он соглашается, в который раз. Я замираю на первых ступеньках лестницы, дожидаясь его, а на самом деле застывая от нового удара, от новой яркой и болезненной вспышки в моей голове. Я не хочу сравнивать братьев Сальваторов, но ничего не могу с собой поделать. Стефан всегда прислушивался к моему мнению, уважал мой выбор и не пытался давить превосходящей силой, беря на себя порой слишком много ответственности за мою жизнь. Деймон же делал это постоянно, стремясь обеспечить мою безопасность и моё  будущее любой ценой, даже если после всего совершенного я возненавижу его, прогоню, вычеркну из своей жизни, как будто это было возможно.
Вдох, выдох. Грудная клетка подчиняется, новый глоток воздуха наполняет легкие, заставляя организм функционировать. Заставляя жить, как бы сильно не было изранено все внутри. Я не ждала, что Стефан остановит меня. Мы оба знаем, что у него не получилось бы отговорить меня, как и запретить или предложить отпустить его одного. Но подсознательно я привыкла доказывать Деймону, что смогу, что пойду, что сделаю по-своему и что ему не удастся этому помешать. Эта борьба заставляла меня взвешивать все за и против, находить слабые места с его подсказкой или самой, но продолжать бороться. Сейчас я чувствовала, что не должна сдаваться, рационально искала себе цели в жизни, стараясь заглушить чувства, но была одна. Как бы много людей не было рядом, мне оставалось лишь вести беззвучные монологи, в которых последнее слово все равно оставалось за мной, как бы реалистично я не представляла своих оппонентов.
Стефан уже спустился вниз, держа в руке зажженную лампу. В такие моменты мне казалось, что мы переносимся в другую эпоху. Приняв помощь, я стараюсь не смотреть на наши соединенные руки, но ничего не могу с собой поделать и мельком бросаю всего один взгляд, в то время как сама наслаждаюсь теплом его ладони и мурашками, заставляющими все внутри переворачиваться. Я чувствую себя плохо, несмотря на внутреннюю эйфорию: моё сердце вновь запуталось, воспоминания сменяют одно другое, а я вновь не могу определиться, что чувствую. Но одно я знаю точно. Вина. Подобно кислоте, она прожигает все внутри, останавливая меня от попытки удержать руку Стефана, когда он её убирает. А затем следует глухой удар. Я не вздрагиваю, лишь наблюдая за ним. Пытаюсь заставить себя не задаваться вопросами, не анализировать и не делать предположений. Хочется выть от бессилия, хочется махнуться местами с Кэролайн, чтобы та могла просто подойти, обнять и утешить его, но я не могу. Так что уж получилось, что именно я живу в его доме, я причиняю боль. И нахожусь сейчас здесь тоже я. Уже сделав шаг вперед, я слушаю слова Стефана, после чего пытаюсь прислушаться и к своим ощущениям.
- Нет, я тоже слышала, - говорю я, подходя к стене и пристально вглядываясь в каменное препятствие, как будто вот-вот должна проявиться ручка или рычаг, открывающий потайную дверь. - Тоннели. Как те, что у старого у поместья Локвудов в лесу и под, - "Мистик Гриллем". Я не в силах это произнести, а потому продолжаю, на секунду замолчав. - всем городом. Один из них ведь может вести сюда?
Мне не хочется думать о том, что таинственный голос реален. Что кто-то попал в тоннели и уже несколько дней бродит по ним, зовя на помощь. Но если это так, то они не могли просто сидеть и ждать.
- Мы должны попасть внутрь.

+1


Вы здесь » TVD-Taste the Kiss » ►МИСТИК ФОЛЛС » ♦Эпизод M.F/1 # 1 " В тихом омуте"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC